Gott strafe England.
антифашист и антифауст.
- Ну, здравствуй, - раздался твой голос.
Ты наверняка видел меня (хотя, учитывая твое зрение, ты видел только расплывчатое пятно, которое отдаленно напоминало мою скромную особу), когда я все не могла решиться перебежать дорогу перед вереницей машин.
Я часто бываю неуверенной в себе; сегодня же ноги тряслись как-то по-особенному: было чувство, будто и коленки состояли из ваты, которую можно было отщипывать и разбрасывать, словно пенопласт.
- Привет, - сказала я, тщательно стараясь скрыть тот факт, что шла практически бегом.
Повисло недолгое молчание, прерываемое шумом центральной улицы.
- Аммм... - протянула я, заправляя прядь волос за ухо и смотря куда-то в правый нижний угол. - Что в перспективе?
- В какой еще перспективе? - ты ухмыльнулся, как ухмыляются лишь люди, знающие себе цену и находящие ее доступной только для персон VIP.
- В дальнейшей, молодой человек.
Улыбка стекла с твоего лица (читайте: разбилась об адамантиевые стены непонимания):
- Да... туда, - ты показал на плотинку, - или туда, - показал на парк.
- Предоставляешь возможность выбора? - фыркнула я.
- Нет, решаю-то все равно я.
- Ладно, ладно, - пожала плечами я, - как скажешь.
До кафе добирались во взаимной тишине. Ты, наверное, углубился в придумывание новых приемов обольщения, а я решила раскопать свои воспоминания. Хотя, мне кажется, что я часто тебя недооцениваю (да и недооценивала).
- Слушай, а почему?.. - спросил меня ты с высоты своего роста.
- Просто так, - перебила я.
- Ты не дослушала.
- А ты не досказал. Давай дойдем, а там уже будешь спрашивать, что угодно.
- Почему ты со мной рассталась?
- Ты со мной не разговаривал, - я постаралась ответить как можно непринужденней.
- И что теперь?
- Проще завести резиновую женщину, дорогой.
- Где логика, дорогая? - ты стал меня передразнивать. - Дорогая, разве ты думаешь, что силиконовая дура заменит настоящую женщину?
- Ну, если ты не общаешься с дамой, то наверное: да, - вздохнула я, как только мы остановились у пешеходного перехода в ожидании зеленого света. - А то что же получается, различий лишь два: настоящая женщина стонать может и спину тебе расцарапывать. А тут хоть какая-то моральная близость.
- Да, конечно, но все же, - сухо заметил ты, мой компаньон, - что ты предлагаешь: сидеть и любоваться, когда трахаться хочется?
- Любовь без секса нормальна, а секс без любви прекращает нас в животных, - протянула я. Потом ты дернул меня за запястье, тем самым тактично намекая на то, что пора бы уже переходить.
Я скорчила недовольную мордочку, резко вырвав свою ладошку из твоей. В ответ твоя правая бровь негодующе поползла вверх по лбу, однако ты быстро взял себя в руки и просто недоверчиво покосился на меня.

пока что, на этом и надо закончить.